Мир туннелей

...итак, вы едете в метро. Закрываем глаза и предстваляем себе, как это. Сначала долго стоим на эскалаторе, разглядывая лица навстречу (такие странные) и плакаты на сводах туннеля, потом внимание захватывают колонны, статуи, лампы, свет, суета и мельтешение станции. Несколько минут ожидания у белой линии, с мучительным поглядыванием на табло и черную дыру туннеля, и вот, наконец-то, ревущий монстр останавливается на перроне и можно позволить внести себя внутрь целеустремленной толпе.

Механический голос отрезает последний путь к отступлению («Двери закрываются, все мосты сожжены») и мы отправляемся. Оптические эффекты за окном, иногда немного падаешь на соседей. Но все это мгновенно кончается, только лишь белые мраморные стены очередной станции появляются в.

Раз — и Проспект Мира. Раз — и Новослободская. Раз — и Белорусская.

Мой знакомый Машинист Иван Исконов рассказывает: «Странным кажется взгляд на реальность из окна машиниста поезда. Ведь для нас, машинистов, метро — это бесконечные километры темных, загадочных туннелей, в которых часто происходят странные, не поддающиеся разумному объяснению события. И лишь изредка мелькают за окном яркие, предсказуемые, такие очевидные Станции... Для пассажиров же все наоборот — большие, протяженные, яркие станции соединяются, как тамбурами, короткими темными перешейками Туннелей.»

Действительно, какая часть московского метро ярко освещена и полностью освоена разумными людьми? Да лишь малая толика от всего огромного объема проложенных в далеких коммунистических годах и забытых ныне подземелий. Есть, конечно, люди, которые по роду службы вынуждены заглядывать в темные тоннели, есть и сумасшедшие, т.н. «диггеры», которые ходят туда по доброй воле. Но все остальные судят о них лишь по публикациям в желтой прессе, изредка описывающих, например, огромных метровских крыс размером с хорошую собаку; или на машиниста вдруг глянут из темноты чьи-то большие желтые глаза — и — скроются в боковой штольне.

Наиболее адекватная метафора такого положения дел — это наши сны. Сила ночи, сила дня... Выныривая на поверхность каждое утро, мы выстраиваем мост к вечеру прошедшего дня через пропасть, полную чего-то ослепительно темного, о чем мы, как правило, не решаемся даже помнить... А ведь эта темнота, эти запутанные туннели сновидений гораздо более обширны, более насыщенны, чем яркая, оглушающая, так называемая «реальная» ткань событий повседневности. Проблема лишь в том, что мы не можем думать о них, рассуждать о них...

Однако мы, несомненно, можем жить в них.

Вспомнив себя, сфокусировав свое осознание в странном и неустойчивом мире сна, мы можем путешествовать бесконечными туннелями, обнаруживая там бесценные сокровища духа, которые позволят нам по-новому взглянуть (из-под полуприкрытых век) на события «светлого дня», не дать себе быть ими захваченными, не дать себе быть частью их, сохраняя трезвость и беспристрастность...

Почитать по теме:
Карлос Кастанеда. «Искусство сновидения»



Fullmoon.Ru © 2000-2004
Ссылка и перепечатка обязательна.