Биография Тимофея Раканова

Тимофей Раканов родился в 1895 году в местечке Сосенки Алатынского уезда Алтайского края в семье потомственного шамана. Однако начала (да и концы) его личности были сформированы вовсе не его отцом, знаменитым сибирским колдуном Ракан-баем, а его полной противоположностью - тщедушным школьным учителем, еще из т.н. народников [1], носившим, к тому же, чудовищно нелепые по тому времени большие роговые очки.

Однако юному Тимофею учитель вовсе не казался странным. Напротив, тот уже весьма износившийся в диких алтайских краях интеллигентский налет бывшего питерского профессора, а также философские умствования, к которым Петр Николаевич Пустота (так звали учителя [2]) был очень склонен (если не сказать - одержим ими), очаровывали молодого Раканова куда больше, чем дикий вой камлающего отца. Он, конечно, был вынужден, как и всякий сын шамана, изучить все виды транса и медитации, в которые вот уже шестой десяток лет ежедневно погружался его отец, однако это не помешало Раканову развить острый и проницательный ум, дарящий нам свой проясняющий вещи свет и поныне.

Дружба юного Раканова со старым учителем столь крепка, а отношения столь доверительны, что, летом 1911 года, тот раскрывает ему свое истинное лицо и сообщает ряд эзотерических истин, полностью меняющих ход жизни Тимофея. Впервые сняв свои роговые очки и взглянув на ученика своими дальнозоркими и неожиданно маленькими глазками (вокруг левого из которых наблюдательный Раканов замечает два небольших шрама в форме минутной и часовой стрелок часов - как если бы зрачок был центром циферблата), Пустота произносит нечто, что мгновенно переводит Тимофея в состояние измененного состояния сознания и дает ему мощный толчок к пониманию некоторых скрытых механизмов вечного вращения нашего поднебесного мира.

Суть прозрения юного Раканова касается одной из центральных и наиболее загадочных категорий Универсума - Времени. Оказывается, что Время линейно и равномерно вовсе не из-за фундаментальных законов природы (как утверждают материалистические фундаменталисты того времени), а лишь по причине некоторого искусственного влияния, истоки которого то ли не ясны, то ли слишком пугающи, чтобы о них можно было говорить. Результатом этот влияния (продолжающегося уже несколько веков) стало то, что Времени была искусственно придана механическая неизменность, проистекающая из повсеместного его измерения и фиксации при помощи грубых и примитивных механических устройств, созданных даже и не человеческой волей.

Все это, сообщает Пустота, самым ужасающим образом отразилось и на жизни человека, сделав ее однообразной и монотонной, а поступки - повторяющимися. Конечно, для того, чтобы гипнотизирующее тиканье адских машин глубоко проникло в сознание ребенка, нужно немало времени. Порой на это уходит более десяти лет. Маленькие дети обычно еще способны чувствовать, как "час пролетел в один миг" или "чашка падала на пол целую вечность", но, взрослея под заунывные звуки механического тиканья приборов, установленных (часто и не в одном экземпляре) дома, на улице, в школе, возле кровати, и т.д., и т.п., они постепенно приучаются согласовывать свои мысли и поступки с ходом внутренних, наведенных извне часов, не останавливающихся потом уже никогда. Обычно к тому моменту, когда внутренние часы приобретают достаточную монотонность и механистичность, ребенок получает в подарок эзотерический символ его окончательного повзросления - маленькие часы, надеваемые на руку. С этого дня он становится полноправным членом механистичного социума и наравне со всеми поддерживает его равномерное движение (тик-так, тик-так) к т.н. "Последнему Тику". Обычно к этому моменту такой человек уже не способен расслышать и осознать эти ни на секунду не прекращающиеся, повсюду окружающие его щелчки и позвякивания.

Старый учитель также делится с Ракановым секретом своей собственной свободы - оказывается, вот уже долгие годы он пользуется лишь песочными часами, которым присущ нелинейный характер хода, остановки, и т.п., или, в крайнем случае, солнечными, на характер работы которых благотворно влияют часто нестабильные метеоусловия.

Таким образом, говорит Пустота, освободясь из-под очаровывающего воздействия вращения зубчатых дисков (называемых, кстати, шестеренками - очевидно от числа шесть, известного в эзотерической литературе как Число Зверя), человек может вернуть времени его естественную нелинейность, а себе - способность растягивать и сжимать его по своему усмотрению. А ведь Время (по позднему Раканову [3]) - это не что иное, как Намерение...

Потрясенный Тимофей и не пытается скрыть рыданий. Здесь же, перед лицом старого учителя он клянется посвятить свою жизнь борьбе за очищения Времени.

Полный юношеского максимализма, он решает начать свой путь с разрушения главных часов России - огромного и мрачного маятника Фуко, повешенного адептами Нового Часового Порядка в некогда целомудренном Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, о котором часто рассказывал ему Пустота.

Прихватив самодельную бомбу, он на следующее утро отправляется в Петербург.

Через несколько месяцев пути близ реки Урал двигающийся пешком Раканов встречает человека, сооружающего солнечные часы. Остановившейся помочь ему Раканов становится свидетелем и невольным участником неожиданного боя небольшого отряда, возглавляемого незнакомцем, с сильно превосходящими силами противника, руководимыми офицером с толстой цепочкой, идущей у того из-под кителя в карман. Принятый за члена отряда Раканов спасается от преследования, преплыв вместе со своим новым знакомым Урал.

Отдышавшись, он узнает, что перед ним ни кто иной, как Хосе Аргуэлес - знаменитый мистик, еще в 1876 году предсказавший переход на новый отсчет времени в дореволюционной России. "Только здесь, в России, я не Хосе, а Василий. Василий Чапаев" - добавляет Аргуэлес.

Узнав о целях Раканова, Чапаев подвергает их безжалостному осмеянию и без лишних разговоров предлагает ему вступить в отряд, сообщая при этом, что своей главной задачей он считает поиск, отъем у населения и немедленное уничтожение всех видов механических часов, равно как и морских хронометров.

Понимая, что другого такого случая не будет, Раканов соглашается. С 1911 по 1925 год численность отряда Чапаева уверенно растет (чему в немалой степени способствует отвага, самоотверженность, личный героизм и уже вполне сформировавшееся непередаваемое обаяние личности Раканова), и к зиме 25-го он превращается в полностью укомплектованную дивизию, ведущую непрекращающиеся бои по всему Зауралью.

В 1919 году, по совету Чапаева, Раканов принимает обет безбрачия и, в соответствии с требованиями одного из буддистских учений [4] берет себе новое имя - Петр Пустота, в честь своего первого учителя. (Этот нигде не задокументированный факт привел впоследствии к путанице, проявившейся, в частности, в ряде неточных упоминаний Раканова в литературных произведениях конца века.) Его жена Анна, племянница Чапаева (как ни странно, достаточно точно описанная в упомянутой литературе) по прежнему остается с ним, в полной мере разделяя тяготы пути к высшим ступеням духовного совершенства.

Используя гражданскую войну в России как прикрытие, дивизия Чапаева (где Раканов является номинальным командиром эскадрона, а, по сути уже - духовным лидером) продолжает борьбу за очищение Времени. Уничтожая механические часы на обширных территориях от Среднерусской возвышенности до Урала и Приамурья, Армия Времени порождает странный дефицит на этот вид устройств, приводящий даже к тому, что карманные часы начинают ценится наравне с шашкой дамасской стали и часто вручаются как награда за особые боевые заслуги.

Однако, возможности дивизии не беспредельны, а на противника работает мощный сионистский часовой синдикат, штампующий за океаном огромные партии часов и активно импортирующий их в почти уже отошедшую в Безвременье Россию. Отряд, геройски противостоящий мрачному тиканью истории, постепенно редеет и остатки дивизии к 1928 году выходят к горам Алтая, где Раканов посещает могилу своего учителя П.Н.Пустоты и целых 48 периодов своих песочных часов сидит в молчании, созерцая скромную надгробную плиту и размышляя о Сущем.

В 1928 году Т.А.Раканов, вместе со своим учителем В.Чапаевым, последний раз перевернув походные песочные часы, присоединяется к Пустоте.

***

В этом же году научный журнал "Scientific America" впервые знакомит читателей с работами молодого ученого А.Эйнштейна, публикуя его статью, посвященную теории относительности метрик пространства и хода времени...

[1] - Н.Чернышевский, "Народничество как провозвестник революции"
[2] - Т.А.Раканов, Полное собрание сочинений, т.1, "Беседы с учителем Пустотой"
[3] - Т.А.Раканов, Полное собрание сочинений, т.10, "Активная сторона Времени"
[4] - А.Херкес, "Бам-бон как высшая форма буддизма"



Fullmoon.Ru © 2000-2004
Ссылка и перепечатка обязательна.